13 июля, 14:30
Алексей Сорокин: Кубок конфедераций развеял много стереотипов и улучшил имидж России
Алексей Сорокин
Ближайшие матчи
Гендиректор оргкомитета ЧМ-2018 года в интервью ТАСС рассказал об уроках, извлеченных из проведения Кубка конфедераций, и о том, как пройдет заключительный год подготовки к чемпионату мира

Кубок конфедераций был признан ФИФА однозначно успешным турниром и показал, что Россия способна проводить масштабные футбольные турниры на самом высоком уровне. Алексей Сорокин, генеральный директор оргкомитета "Россия-2018", который занимается подготовкой к чемпионату мира следующего года, в интервью ТАСС рассказал об уроках, извлеченных из Кубка конфедераций, ожиданиях от поведения западных СМИ в заключительный год подготовки к чемпионату мира, а также о том, какое название получит официальный мяч турнира.

 Какие основные уроки вы извлекли из Кубка конфедераций?

— Уроков извлечено много, в основном они тактически-организационного плана. Самый главный урок в том, что все задуманное сработало. Все системы, все наши планы и инициативы, даже ранее не применявшиеся, хорошо зарекомендовали себя и будут использованы на чемпионате мира. Это самый главный итог.

Второй итог — осталось очень много довольных и счастливых людей, в том числе гостей нашей страны. У себя на родине они оставляют комментарии, благодарные отзывы в наш адрес и рекомендуют всем посетить чемпионат мира. Эти люди являются нашими послами. В этом и есть ценность Кубка конфедераций, он дает людям понимание о том, что такое наша страна, как мы умеем организовывать мероприятия.

Третий итог — теперь нам понятна конфигурация чемпионата мира. Мы не относились к Кубку конфедераций как к репетиции, это был полноценный турнир. При этом общая схема организации понятна, какие механизмы работают в меньшей степени, а какие нужно масштабировать на чемпионат мира. Каких-то темных областей, вызывающих у нас опасения, на данный момент нет.

— Чей положительный отзыв о Кубке конфедераций вас удивил больше всего?

— Был очень приятен отзыв капитана сборной Германии Юлиана Дракслера, который в письме на русском языке отметил, что Россия блестяще провела Кубок конфедераций.

Осталось очень много довольных и счастливых людей, в том числе гостей нашей страны. У себя на родине они оставляют благодарные отзывы в наш адрес и рекомендуют всем посетить чемпионат мира. Эти люди являются нашими послами. В этом и есть ценность Кубка конфедераций

Также были очень хорошие слова тренера немецкой сборной Йоахима Лёва, посвященные Сочи. И, конечно, совершенно неожиданная ода Казани от сборной Португалии. Это прозвучало мощно.

Еще меня поразило, как сборная Чили вышла поблагодарить волонтеров в Казани после полуфинала. Это было очень естественно, трогательно и по-человечески. Это не было запланировано, абсолютно искренне со стороны чилийцев. В целом, было много хороших моментов. В СМИ был задан лейтмотив, который на финальной пресс-конференции высказал президент ФИФА Джанни Инфантино: "Если это плохой турнир, то нам бы побольше таких плохих турниров".

— В какой момент поняли, что турнир удался?

— Общий тренд мы поняли во время пресс-конференции, когда нам задавали массу вопросов, не относящихся к Кубку конфедераций вообще. Это был верный признак того, что турнир вызывает удовлетворение. Помню подобные пресс-конференции, и они были посвящены каким-то деликатным моментам, напрямую относящимся к турниру. А здесь не было, к чему прицепиться, даже если очень захотеть. Это являлось хорошим индикатором.

— Один из главных итогов турнира заключается в том, что Кубок конфедераций улучшил имидж России?

— Мне кажется, что улучшил. Мы видим, как люди призывают своих соотечественников посетить чемпионат мира, не боятся визитов в Россию. Много было восторженных отзывов по поводу еды, культуры. Много стереотипов мы развеяли.

— Когда ждете следующих информационных атак со стороны западных СМИ?

— Вообще не ждем, спокойно ко всему относимся. Понятно, что темы будут развиваться примерно те же. Они то возникают, то угасают из-за отсутствия какой-либо основы. Понятно, что они в основном надуманные, не имеющие никакой почвы под собой. Тем не менее какие-то общемировые процессы, которые имеют проявление и у нас, получают особый оборот. И мы к этому уже привыкли.

Очень хорошо, что тотально отпала тема с нарушениями во время заявки России на проведение чемпионата мира. Во время Кубка конфедераций был опубликован отчет Гарсии, который дал исчерпывающие объяснения. То, что мы пытались рассказать в СМИ в течение многих лет, теперь сказано шершавым языком отчета. Надеемся, что эта история окончательно угаснет.

Что касается остальных общефутбольных процессов, то, наверное, нас будут периодически укорять в каких-то отдельных хулиганских проявлениях. Расистских проявлений у нас давно не было. Кубок конфедераций еще раз подчеркнул, что у нас никакая не расистски настроенная страна. Когда весь стадион скандирует "Камерун! Камерун!", это повод прекратить разговоры о расизме. Это тоже не постановочная история.

Мы по-прежнему продолжаем существовать в обстановке пристального внимания.

— Самый смешной слух о чемпионате мира в России, который вы читали в СМИ?

— Ничего смешного мы не встретили, если честно. По сути, вся эта информация была несуразной. Например, обвинение в том, что в России 155 футболистов на допинге. Почти вся премьер-лига что ли у нас на допинге? Это и есть абсурд в чистом виде. Много таких обвинений. Нам рассказывали, как мы что-то не то делали с компьютерами. Смешно было слышать, даже не знали, что на этот ответить.

— Оргкомитет что-то заработал на Кубке конфедераций?

— Нет, понятия "доход оргкомитета" вообще не существует. Есть финансирование, которое оргкомитет получает от ФИФА на организацию двух турниров. Мы автономная некоммерческая организация, мы доход не получаем в принципе. Есть доход страны от турпотока, от гостиничного бизнеса, косвенные доходы, налоговые доходы. Что касается ФИФА, то я сомневаюсь, что Кубок конфедераций может рассматриваться как отдельная статья дохода. Мне кажется, что они рассматривают оба мероприятия в комплексе.

— Можно ли сказать, что одна из наиболее острых проблем то, что в России в сфере обслуживания мало кто говорит на английском?

— Точно не ждем проблем с этим. Уровень английского языка в России достаточно высок, особенно для не англоязычной страны. Интеллектуальный уровень наших граждан выше среднего, если взять среднюю температуру по больнице. Во-вторых, абсолютно исключено, что наши волонтеры не знают английского языка. У нас очень строгий экзамен. У нас есть волонтеры со знанием трех-четырех языков. Может быть, есть волонтеры, которые плохо говорят по-русски — мы получили заявки от  представителей 190 стран мира.

В целом, волонтеры прекрасно отработали, мы слышали много благодарностей в их адрес. Подход был очень неформальный — кому-то волонтер помог найти обменник, хотя совершенно не должен был этого делать. Кому-то волонтер помог найти место на трибуне, хотя он, к примеру, был волонтером связи. Мы читаем много положительных историй, мы очень признательны ребятам за хорошую работу.

— Сколько команд определились с тем, где будут базироваться во время чемпионата мира?

— Мы вместе с ФИФА деликатно обращаемся с выбором командами баз. На данном этапе не принято раскрывать информацию о том, кто что выбрал. Сейчас идет процесс посещения, заявления о намерениях, предварительного бронирования. Нормальный рабочий процесс. Все это регулируется практикой ФИФА. Действует электронный ресурс с перечнем всех баз, с фильтрами, с параметрами. Это целиком наша инициатива, первый подобный опыт ФИФА. Ни одного нарекания по этой системе мы не слышали.

— Каким образом определяется, за кем закреплена та или иная база?

— Хронологически. Кто первый пришел и формализовал свой выбор, тот и получает приоритет.

— Насколько сложно будет организовать жеребьевку в Кремле?

— Организовать сложно, но, безусловно, это стоит того. Это статусное место, а финальная жеребьевка привлекает большое внимание. Мы готовы пойти на какие-то дополнительные усилия ради престижа и статуса. Монтаж занимает несколько недель, в первой половине ноября мы уже начнем этот процесс. Это не только внутри зрительского зала, но и на прилегающих территориях — временная инфраструктура, площадка для генераторов, площадка для вещателей. Это достаточно объемная работа в конкретном месте. Но пока у нас есть полное взаимопонимание с администрацией, нам идут навстречу, понимая важность мероприятия. Нам кажется, что это будет красиво.

— К финальной жеребьевке мы уже увидим мяч финального турнира?

— Думаю, да. Мы надеемся увидеть мяч осенью. Сейчас идет обсуждение названия мяча.

— Название будет в стиле "Забиваки" и "Красавы"?

— Оно должно быть ярким, красочным, емким и запоминающимся. Можно как-то сложно назвать мяч, но это не осядет в памяти. В отношении "Красавы" была легкая критика, но в итоге название хорошо прижилось. Кто-то говорил, что это вульгаризм, но нам так не кажется. Футбол — это все-таки не научный симпозиум, можно позволить себе какие-то оседающие в памяти понятия. Думаю, что и название мяча чемпионата мира будет выбрано в похожем стиле.

— Когда будет представлена официальная песня чемпионата мира?

— Не могу с уверенностью сказать что-либо на этот счет. У ФИФА сейчас идет обсуждение с звукозаписывающими компаниями. Пока конфигурация официальной песни не ясна. Теоретически она может быть и на русском языке, но это в большей степени в ведении ФИФА.

— Церемония открытия Кубка конфедераций началась за два часа до первого матча, и на трибунах собралось совсем мало зрителей. Как будет на чемпионате мира?

— Этот вопрос обсуждается. Мы согласны, что зрителей могло быть и больше, хотя вся работа по информированию была проведена. Но это же не призыв в армию, людей не заставишь прийти в определенное время. Что касается церемонии открытия чемпионата мира, то возможны какие-то неожиданные решения со стороны ФИФА.

— Год назад было объявлено, что минимальная цена на билеты для граждан РФ составит 1280 рублей. Реально ли ее снизить?

— Цены объявлены, сейчас сложно их пересмотреть. Что касается квоты, то мы обсуждаем соотношение и пропорции билетов внутри категорий. Будем продолжать это обсуждение и постараемся сделать билеты максимально доступными для наших граждан.

Постараемся сделать билеты максимально доступными для наших граждан. В то же время само величие турнира диктует определенные ценовые параметры. Ожидать радикального внезапного снижения всех цен было бы неправильно

В то же время само величие турнира диктует определенные ценовые параметры. Они всегда оставались  в схожих рамках на всех чемпионатах. Ожидать радикального внезапного снижения всех цен было бы неправильно. Цены на билеты — это полностью прерогатива ФИФА, мы можем только рекомендовать и представлять свое видение. Но совершенно точно мы обеспечим существенную пропорцию билетов четвертой категории и их доступность для наших граждан.

В ФИФА сейчас идет определенный анализ с учетом данных, которые были получены на Кубке конфедераций. Возможно, какие-то моменты претерпят изменения и в билетной политике тоже.

— Как проходит строительство семи стадионов к чемпионату мира, которые не принимали Кубок конфедераций?

— Стадионы строятся, серьезных отставаний нет. Сформирован график поездок руководства по городам. Серьезных беспокойств у нас пока нет. Есть понимание, что летом все стадионы приступят к засеву газона, для нас сейчас это самое главное. Дальше спокойно будут продолжаться отделочные работы. У нас ориентир — конец этого года, начало следующего, чтобы было время поиграть на этих стадионах и понять, как они ведут себя в операционном режиме. Строительная готовность — это крайне важный фактор. Мы это поняли со всей остротой во время Кубка конфедераций. Зайти на только что сданный стадион достаточно сложно.

— Что будет с газоном на стадионе в Санкт-Петербурге? Если возвращаться к варианту с выкатным полем, то придется переносить медиа-центр и вещательный центр.

— Решения пока нет, будем обсуждать. Необходимо слушать и вещателей, понимать их требования. Мы же неспроста заняли эту площадку, существуют определенные нормативы. Будем искать творческое решение, пока рано говорить о чем-то однозначно. Цель прежняя — идеальное состояние поля, а будет ли оно выкатываться — это уже способ реализации. Если есть уверенность, что это единственный залог качества газона, тогда будут приняты соответствующие решения.

— В сентябре на внеочередном конгрессе УЕФА пройдут выборы в совет ФИФА. Вы как-то работаете над продвижением своей кандидатуры?

— Надеюсь на доверие федераций. С кем могли, мы пообщались, но я не мог полноценно инвестировать время в продвижение российской кандидатуры. Будем проводить работу, но обязательно соблюдая баланс скромности и достижения цели.

— Президент УЕФА Александер Чеферин приезжал в Санкт-Петербург на финал Кубка конфедераций. Общались с ним на тему выборов?

— Да, общались, но по этому поводу не так много. Потому что пока нет как такового предмета для разговора. Кандидатура принята, она проходит проверку на соответствие в ФИФА. Как только проверка будет закончена, можно будет с уверенностью сказать, что кандидатура выходит на голосование. Не ожидаю каких-то существенных претензий ко мне со стороны проверяющих органов ФИФА, потому что я ничего такого не сделал в своей жизни. Но могут быть разные неожиданные обстоятельства, примеры мы с вами видели. В целом, каких-то препятствий мы пока не видим.

Беседовал Олег Кошелев

Загрузить обновления ({{newList.length}})
{{message.additional}}{{message.date*1000 | date: 'HH:mm'}}